• $: 25.86
  • €: 29.00
  • ₽: 0.41
Июль 18, 2019

Украинские военнопленные моряки остаются под стражей

Командир \"Бердянска\" Роман Мокряк. Фото \"Громадського\"

Командир \"Бердянска\" Роман Мокряк. Фото \"Громадського\"

Лефортовский суд Москвы слушал «дело» последней четверки пленных украинских моряков.Об этом на своей странице в Facebook написал адвокат одного из украинцев Илья Новиков.

"- Мокряк, встаньте. Назовите суду ваше полное имя
- Мокряк Роман Николаевич
- Дату рождения
- 25 июля 1986
- Место рождения… Почему вы молчите? Назовите место вашего рождения
- 17 статья Женевской конвенции предусматривает, что военнопленный вправе не сообщать о себе ничего, кроме имени, звания, даты рождения и личного номера
- По какому адресу зарегистрированы?
- Я не буду вам отвечать
- Образование?
- Не буду отвечать
- Хорошо, понятно, что не будете. Семидоцкий, встаньте. Назовите суду свое полное имя…

Сегодняшнее заседание было первым появлением украинских моряков на публике со дня их ареста, и было заранее известно, что основная его часть пройдет за закрытыми дверями, так что надо было успевать. Среди публики были дипломаты из европейских посольств, они успели услышать только две вещи: что моряки требуют признавать их военнопленными, а не преступниками, и что следствие просит суд слушать дело без публики, хотя в материалах нет секретных документов. Сразу после этого заявления просьбу уважили, и зрителям велели удалиться. Первым делом защита заявила ходатайство об изменении подсудности с Лефортовского на Московский гарнизонный суд: Женевская конвенция требует, чтобы дела военнопленных слушали исключительно военные суды. Трое судей в трех разных заседаниях синхронно ушли обдумывать решение на полтора часа, потом синхронно вернулись и огласили одинаковые отказы. Потом на том же основании мы возражали против самого ходатайства следствия о продлении ареста: военнопленных можно держать в специально обустроенных лагерях, но не в тюремных условиях. В лагере они имеют право носить свою военную форму и знаки отличия, не быть разделенными друг с другом. В сизо их переодели в тюремные робы и рассадили всех по разным камерам.

Основная позиция российской стороны – что следствия с прокуратурой, что судей – «раз нет войны, то нет и военнопленных, это обычное уголовное дело». На самом деле Женевская конвенция 1949 года об обращении с военнопленными прямо предусматривает, что она «будет применяться в случае объявленной войны или всякого другого вооруженного конфликта».

Я даже цитировал суду высшее достижение пограничной научной мысли – «Пограничный словарь», изданный ФСБ в 2002 году (раз уж с русской стороны участвовали именно пограничники). «Конфликт вооруженный – …различные военные инциденты, военные акции и другие вооруженные столкновения незначительного масштаба (низкой интенсивности) с применением регулярных сил… При К.в. государство (государства) не переходят в особое состояние, определяемое как война…» – авторитетно объясняет нам словарь" - написал Новиков.

Он сообщил, что по итогу суд не внял 
доводам адвокатов и продлил морякам меру пресечения до 24 апреля. Раненые военнопленные моряки остаются в медблоке СИЗО «Матросская тишина», остальные — в «Лефортове».

Читайте также: Одесситы о конфликте в Керченском проливе